Приветствую Вас, Гость · | Вход · RSS 23.11.2017, 23:12
Меню фантазий
Сказочные существа
Феи [18]
Mixantropos [14]
Элементалы и духи [12]
Волшебные животные [11]
Общие материалы [11]
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

free counters


Mixantropos  
Водяной и водяницы
Водяной - водяной дедушка, водяной шут, водяник, водовик (чеш. vodnik, сербо-лужиц. wodny muž, wodnykus, словен. povodij. vodni mož и др.), в славянской мифологии дух, воплощение стихии воды. Чаще всего выступает в облике мужчины с отдельными чертами животного (лапы вместо рук, рога на голове, рыбий хвост вместо ног) или безобразного старика, опутанного тиной, с большой бородой и зелёными усами. На юге Руси представляются с человеческим туловищем, но с рыбьим хвостом вместо ног; водяные северных холодных лесов - чумазые и рогатые.
Женские духи воды - водяницы (чеш. vodni panna, сербо-лужиц. wodna žona, словен. povodnja devica и др.) увязываются, как и русалки, с представлениями о вредоносных покойниках - «заложных покойниках», становящихся упырями и злыми духами; на них женятся Водяные.
Водяные соотносятся с чёрным цветом: им приносили в жертву чёрного козла, чёрного петуха, существовал обычай держать на водяных мельницах чёрных животных, любезных В. По поверьям, у Водяного были коровы чёрного цвета, он обитал в чёрной воде - в сказках, в частности сербо-лужицких, урочище Черна Вода служит местом встречи с Водяным. С левой полы Водяного постоянно капает вода (это можно сравнить с особым значением левой стороны у лешего). Водяной утаскивали людей к себе на дно, пугали и топили купающихся. Эти поверья о Водяные сопоставимы с легендой о морском (водяном, поддонном) царе, отразившейся в русских былинах о Садко. В волшебных сказках Водяной схватывает свою жертву, когда она пьёт из ручья или колодца, требует у схваченного царя или купца сына в залог и т. п. В славянских поверьях о Водяном и морском царе можно видеть отражение на более низком уровне мифологической системы представлений, некогда относившихся к особому богу моря и вод (ср. Аутримпс в прусской мифологии, Нептуна в римской и т. п.). Типологически сходные поверья о Водяном известны многим народам.
С приходом христианства древние верования исказились, продолжая существовать уже в измененном виде. Раньше хозяин водных пространств — не важно, море-океана или же самого заросшего болотца — воспринимался как тот, кто распоряжается судьбой своих владений и всего того, что в них попадает. Водяной "срастался" со своим владением, и если вдруг уходила вода, пересыхали озерца и мелели реки, то в народе считалось, что это "хозяин" ушел. Он мог быть капризным или гневливым, проказливым или мрачным, ужасным и справедливым, но не выступал как безусловное зло (как это пытаются доказать христиане). В названии рек сохранилось почтительное наименование стихии воды: Волга-матушка, Дон-батюшка, Дунай-богатырь. Водным духам приносились жертвы, их уважали, с ними находили общий язык.
Христианство определило всех хозяев водных пространств как упавших с неба в реки и моря мятежных ангелов, и, соответственно, наделило их чертами отрицательных персонажей, тем самым противореча изначальному посылу отторжения водой "дьявольского". На земле же много озер, речек, ручьев и болот — откуда взяться такому числу грешных ангелов? Поэтому на роль водяных стали претендовать утопленники, проклятые или некрещеные люди (младенцы), продолжающие жить под водой. Причем, считалось, что водяной всегда забирает к себе душу, тело же за ненадобностью выбрасывает на берег — чтобы люди похоронили, воду не мутили. Если же тело не находилось, это означало, что утопленник стал одним из обитателей подводного мира, но кем — "слугой" или "хозяином" — зависело от личных качеств человека. Также считалось, что "дух-хозяин" может выбирать среди жертв наиболее достойных, чтобы передать им власть над местом. В народе водяного называли "водяник", "водяной хозяин", "водяной черт", "дедушка водяной", "топельник", "волосатик", "навной".
Водяной может принимать любой облик. Нередки для него зооморфные черты: рыбья чешуя, коровий хвост, утиные перепончатые лапы и т.п. Нет проблем у водяного и со сменой пола: прикинуться он может и женщиной, и ребенком, и мужчиной; может выглядеть как зверь, птица или рыба, однако перекидываясь в них, достаточно часто оказывается помечен синим цветом. Для зверя и рыбы это может проявляться в изменении окраса, для человека же — в голубой крови.
Подобно всем существам "иного" мира, водяной может иметь какое-то уродство: например, он горбат, или обладает чересчур большой головой, или же копытами вместо ног. Впрочем, и у него все же есть наиболее излюбленный облик. Это либо получеловек-полурыба, чьи черты расплывчаты и как бы подернуты рябью, либо длиннобородый старик с запутавшейся ряской меж волос, облепленный грязью и тиной, с большим пузом или, наоборот, ужасно худой. А если он выглядит как обычный человек, то опознать его можно по мокрым волосам и краям платья. Впрочем, описаний водяного довольно много.
Никогда не умирая, Водяные, тем не менее, на переменах луны изменяются. Считается, что облик водяного зависит от фазы Луны. Когда Луна только начинает расти, "хозяин" кажется молодым человеком, когда же на ущербе — он седеет, превращаясь в старика.
Живет водяной в омутах, водоворотах, на старых мельницах и под шлюзами, а также на дне реки. Но обязательно вода, в которой поселяется "хозяин", должна быть "живой". Водяному иногда приписывается обладание роскошными, хрустальными хоромами и сокровищами под толщей воды. Хотя часто быт водяного рисуется как отражение реальности, без особой роскоши. Ну, хороший дом, скот (преимущественно черные лошади и коровы), жена, дети…
Активность жизни водяного подчинена колесу года. Зимой он, подобно лешему, спит, просыпаясь лишь в начале апреля, с приходом весны. Однако даже зимой можно дозваться до водяного, чтобы, например, он помог в святочных гаданиях у проруби. Наибольшая же активность лешего связана с летними праздниками (Купалой, Петровым днем и т.д.). На Купалу, в дни солнцеворота наиболее мощно проявляют себя все жизненные природные силы. Вода, в т.ч. роса, обладает в этот период максимально целительными и очищающими свойствами, водяной же находится на пике своих возможностей. На Петров день водяной справляет, можно сказать, "профессиональный" праздник (апостол Петр — "Рыболов", покровитель рыбных промыслов). Также активен водяной и на Ильинской неделе. Вероятность встречи с водяным возрастает в "пиковые" моменты суточного цикла — в полдень и полночь (особенно при лунном свете).
Чтобы умилостивить водяного, накануне его пробуждения и перед началом зимней спячки приносились жертвы. По весне, когда водяной просыпается злой и голодный, жертвой становилась лошадь; осенью же — гусь, который все лето ходил под опекой водяного (как водная птица). Общение с "хозяином" накладывало на человека ряд обязанностей и ограничений, не позволявших последнему выказывать неудовольствие, брать рыбы более, чем требовалось для пропитания, загрязнять воду; необходимо было вежливо общаться с хозяином, его "домом".
Водяному также приписывались пророческие функции. Будучи хозяином вод, которые проникают повсюду, он знал все, что происходит в мире. В зеркале воды водяной мог показывать и будущее. (Например, на святочные гадания девушки ходили к проруби, стараясь разглядеть в ней лицо суженого.) Водяной, а вернее, водяница, мог исцелить, наделить здоровьем и красотой. Главное — уважительно относится к владениям духов-"хозяев", не вынуждая их вступать в борьбу за выживание.
«Воденики есть в каждой воды. Чого у нас небольшая копань (пруд), а и тут е воденик» (Петербургская область); «Машозерский водяник проиграл в карты Онежскому всю ряпуху» (Олонецкая область); «В чистом поле бежит река черна, по этой реке черной ездит черт с чертовкой, а водяной с водяновкой в одно весло не гребут, одной думы не думают, совет не советуют» (из заговора, Архангельская область); «Когда пьешь квас, считается предосудительным глядеть в это время в поверхность его, или смотреть в колодец, ведро, вообще в воду, потому что может сказаться водяной и напугать своей чертовой образиной» (Вологодская область); «Вышел к ним старшой водяник и девку с собой вывел: хорошая такая девушка, в богатом снаряде...» (Олонецкая область); «Цариця по утрам стряпала, а девоцька вокруг ей кружилась да мешала стряпать. Мать раз и скаже: „На те воденник!"» (Архангельская область).
Водяной - «живая» стихия воды - выглядит и ведет себя в общем-то так же, как озеро, река или пруд: он просыпается весной (по поверьям некоторых районов России - 16 апреля); радуется весной новоселью (Тамбовская область); когда вода в реке рябит - это сердится водяной (Тамбовская область), наводнение - свадьба водяных; мутный вал, несущийся по реке, - их лошади (чертовы кони): «Водяные любят иногда пошалить. (...) Вощерма (река) вдруг зашумела, поднялась, вышла из берегов, и пошел по ней страшный вал, который на пути своем прорвал все плотины на мельницах, сорвал все мосты. Мужички поглядят на все разрушения по Вощерме да и примолвят: "Дьяволы эти водяные! Небось не по-нашему разгулялись со свадьбой-то, да и поезд-от, знать, через горлышко хватил; вишь как разомчался"» (Вятская область). Наводнение 1800 г. под Петрозаводском было, по мнению местных жителей, «не чем иным как свадьбой в водяном царстве», а гул перемешанной с песком и глиной воды - «музыкой водяных» (Барсов, 1874 год).
Иногда водяной словно являет собой всю реку: пена - это у водяного слюна со рта бежит, а тина - «это волосья евоныи, он как осерчает, так и зачнет волосы-то выдирать с головы да с бороды, только клочья летят. Он лохматый-прелохматый, - волосья-то предлинные, длинные. Станет он свои кудри расчесывать чесалом (гребнем), ну и запутляется, потому горазд кудрявый уродился... Сучья-то чесало, самое и есте, ему таким не дойдет, как у нас бабы да девки чешутся, потому башка больно неохватиста, что твой котел... Ну вот, как он это чесанет себя с сердцов-то... волосья на сучьях и остаются. (...) Он вытащит-то прядь, а на место ее чуть что не копна вырастет» (Новгородская область).
Жители Восточной Сибири рассказывали, что у водяного борода «как трава-то растет, тина-то сама. Вот с этой тины борода длинная. Волосы большие, тоже с этой тины. Тело такое, переливается, как рыбья чешуя, но это не чешуя, (...) а руки-то, как у лягушки - четыре пальца» (Читинская область).
Рыба - традиционный облик водяного, хотя чаще всего он то рыба, то человек; и рыба, и человек или ездит на рыбе. Любимый «конь» водяного - сом (Тамбовская область) (Даль, 1880 год). «У водяного есть своя рыба, называемая лешня или чертова рыба (подкамешник). В некоторых местах и налим считается чертовой рыбой и потому его не едят» (Вологодская область).
Водяной может быть «щукой без наросного пера» (Вятская область), может «напоминать налима» (Вологодская область), быть просто «громадной рыбой» (Вологодская область) или рыбой, ведущей себя необычно: «Один мельник ловил рыбу ночью. Вдруг к нему в лодку вскочила большая рыбина. Мельник догадался, что это водяной, и быстро надел на рыбу крест. Рыба жалобно стала просить мельника отпустить ее... Наконец он сжалился над водяным, но взял с него слово никогда не размывать мельницу весною» (Новгородская область).
По общерусским поверьям, водяной может быть человеком с рыбьим хвостом вместо ног. Водяной-полурыба имеет особое название - «навпа» (Смоленская область) или «павпа» (Костромская, Смоленская, Нижегородская, Томская, Якутская области) (Черепанова, 1983 год).
Кроме рыбьих обликов, водяному свойственны и птичьи. Чаще всего водяной бывает именно обитающей на воде птицей - лебедем (Тульская, Олонецкая область), селезнем (Юг), гусем, точнее, человеком с гусиными руками и ногами (Олонецкая область).
Водяной может быть и собакой (Архангельская, Петербургская области), черной кошкой (Вологодская область), свиньей (Новгородская область).
Одно из самых излюбленных обличий водяного (точнее, его любимое животное) - лошадь (реже - корова); водяной появляется в виде лошади, коровы, старика или женщины с длинными волосами (Олон., Сев. Дв., Лен., Волог., Новг., Костр., Твер., Пенз. области).
По распространенным поверьям, водяной «хорошо держит коров» (Оять), имеет табуны и стада, которых время от времени (например, на Новый год) выпускает пастись к устью реки (Сев., Сиб.).
Если приметить такое стадо и успеть обежать его с иконой, то можно получить коров водяного. Крестьяне Архангельской губернии считали, что подходить к стаду водяного опасно - завербует себе в прислужники. В рассказе, записанном в Поволжье, водяной с арканом бегает по острову за белой лошадью: «Горбоносый старый старик, волосы до пят, всклокочены, бородища по пояс, глаза так и искрятся, как звезды, то затухнут, то загорятся. Сам такой грязный, зеленый, волосы как бодяга!» Лошадь (живая или сдохшая) или лошадиный череп, которые бросали в воду, были традиционными жертвами, подарками водяному.
Водяной хозяин часто предстает и человеком. Он «ходит нагой или косматый, бородатый, в тине, иногда с зеленой бородой» (Даль, 1880 год); водяной похож на обычного человека (Архангельская область), он как человек, но почернее (Олонецкая область), у него очень длинные волосы (Вологодская область). Водяной может быть и ребенком, «недоросточком с пестрыми волосами» (Олонецкая и Вятская области). Появляется он и высоким здоровым мужиком, который «с лица черен, а голова как сенная копна» (Олонецкая область). Как и русалки, водяные женщины, водяной хозяин любит расчесывать свои длинные волосы (почему иногда именуется «кум Гребень») (Успенский, 1982 год). Такое расчесывание, видимо, колдовское занятие, связанное со способностью водяных хозяев повелевать стихиями.
В Тульской губернии рассказывали, что водяной хозяин подобен лешему, только шерсть у него белая. Архангельские крестьяне, напротив, полагали, что он «такой же черный и мохнатый как и леший». Водяной - косматый, черный, «волосья длинны, черны и по самую з...» (Восточная Сибирь). Он может быть схож с чертом: «мохнатый как метла» (Новгородская область); с длинным хвостом (Восточная Сибирь); черный, в шерсти (Новгородская область); с рогами (Тульская область); лохматый, черный, с хвостом (Архангельская область). Часто он прямо именуется чертом (Мурм., Волог., Арх., Костр., Нижегор., Орл., Вятск. области).
Один из наиболее распространенных обликов водяного - старик с длинной седой или зеленой бородой (Мурманская, Архангельская, Олонецкая, Вологодская, Новгородская, Тульская, Тамбовская области); водяной - дед в красной рубахе (Ярославская область). В Олонецкой губернии лембой - царь водяной - невысокий старик с седыми распущенными волосами и длинными руками. Он ходит с палицей. В Архангельской губернии водяной хозяин - дедушко водяной с бородой по пояс. На Ярославщине оскорбивший бранью или каким-либо неуместным действием воду, опуская в нее кусок хлеба с поклоном, произносил: «На море, на океане, на острове, на Буяне, гулял добрый молодец, да соскучился, пришел он к тебе, матушка вода, с повислою головой да с повинною. Прости меня, матушка вода, простите меня и вы, водяные деды и прадеды, отцы и матери и ваши малые детушки, чем я кого прогневил».
Показываясь людям, водяной может принимать и обличье их знакомых, соседей, родственников.
Водяной часто имеет «смешанный» облик: у него собачьи ноги и туловище с шерстью как у выдры (Сургутская область); днем он рыба (сом), а ночью - старик с длинной зеленоватой бородой и сосновой плесой (Тамбовская область). Водяной имеет «коровье брюхо, лошадиные ноги, островерхую шапку» (Вятская область). Водяной хозяин высокий, оброс мохом и травой, у него черный нос величиной с рыбацкий сапог, глаза большие, красные; он может принимать вид толстого бревна с небольшими крыльями и летать над водою (Вологодская область), у водяного борода и волосы зеленые, а на исходе луны - белые (Орловская область). Водяной - одетая моховым покровом щука, которая держит морду по воде (Новгородская область), у водяного - длинные пальцы, вместо рук - лапы, на голове - рога; или коровьи ноги и хвост (Смоленская область). Водяной с длинными волосами (или с небольшими рогами), тело его в чешуе, пальцы рук и ног длинные, между ними - перепонки (Вологодская область и Восточная Сибирь).
"Рыба в воду, чёрт на уду, кривохвостик на крючок" (пожелание рыболову) (Пермская область).
Семью водяного крестьяне обычно не описывают подробно. Иногда говорится, что «водяные живут домохозяевами, с семьей» и у них есть жены, которые безобразны (Архангельская и Вятская области). Есть у водяных и дети, которых порою ловят и отпускают за выкуп рыбаки.
Мужики, «неводя рыбу, вытащили из озера сетьми ребенка; ребенок резвился, играл, когда опускали его в воду, и плакал, томился, если вносили его в избу. Мужик-рыболов, поймавший ребенка, сказал ему однажды: „Слушай, мальчик, больше тебя томить я не буду, пущу к отцу в озеро, только услужи и ты мне: я по вечеру расставлю сети, нагони, дружок, в них побольше рыбы". Ребенок, сидевший на шестке, задрожал, и глазки его засверкали.
Мужик расставил крепкие сети на озере, посадил ребенка в ушат и, вынесши на берег, бросил в воду.
Поутру приходит мужик осматривать сеть: полна рыбы!» (Архангельская область).
Обитатели дома водяного - чертенята (Вятская область), у хаты водяного множество детей-чертенят, шумно, играет музыка (Тульская область). Правда, по сообщению из Архангельской губернии, своих детей у водяного нет, и поэтому он топит купающихся ребятишек. В повествовании из Новгородской губернии работник видит, как водяной с семейством обедает под мельничным колесом. Жен водяных иногда именуют «водянихами» и «русалками», но, по общераспространенным поверьям, водяные обычно женятся на утопленницах или «отсуленных» им девушках.
Жители Архангельской губернии рассказывали о тоскующей по земле девушке, ставшей женой водяного, которая пыталась вернуться домой и погибла. В тех же местах записан и другой сюжет - о том, как девушка влюбляется в водяного, ходит к речке и в конце концов он берет ее к себе. Среди вятичей бытует своя версия о женитьбе водяного: он женится на девушке, «отсуленной» ему матерью. Мать долго не может выдать дочь замуж и сетует: «Хоть бы водяной женился». Водяной в облике зажиточного мужика приезжает и увозит дочь, которая затем живет у него и умирает после родов.
Иногда водяной пытается ходить (и ходит) к понравившимся или заклятым девушкам, женщинам, вдовам. Один из жителей Олонецкой губернии предлагал известному собирателю П. Н. Рыбникову познакомить его с бабой, «к которой и о сю пору похаживают водяники. Чего-чего не делали сродники (...) и заговаривали ее, и ведунов к ней водили, - ничто не берет: сначала как будто полегчает, а немножечко погодя, смотришь, к ней опять лезут из воды незваные гости» (Рыбников, 1910 год). В Олонецкой быличке водяной живет со вдовой, а затем уносит свою «некрещеную» половину умершего ребенка. Такие сюжеты напоминают средневековую «Повесть о бесноватой жене Соломонии», где водяные демоны осаждают Соломонию, рожающую от них детей. По поверьям Русского Севера, водяные (более сохранившие облики «живых» стихий) женят своих детей между собой. Их свадьбы сопровождаются стихийными бедствиями - не только наводнениями, но и возникновением новых рек, исчезновением озер.
Излюбленные места жительства водяных, по общерусским понятиям, - омуты (особенно у мельниц), водовороты, глубокие и опасные места на реках и «боготы маленьких речек» (Вологодская область). «Водяной живет в глубочайших ямах, в озерах или реках. Над теми ямами вертит воду. Такие места называются чертовыми домовищами» (Архангельская область). Обитает водяной и в «бездонных болотах» (Новгородская и Смоленская области), и в «провалах под землей», куда, по мнению крестьян Тамбовской губернии, водяные уходят жить на зиму (вместе с русалками и утопленниками): «Находятся они (жилища водяного) глубоко под землей. Ход в них открыт всегда и для всякой нечисти. Водяной уходит туда через отверстия в русле, таинственные отверстия эти бывают во всяком озере».
Верят, что дедушка водяной «живет в мутной воде у мельницы», - сообщал в конце XVIII в. М. Чулков (Чулков, 1786 год).
Жилищем водяного может быть дворец (Смол., Орл., Калуж., Пенз. области). Под водой у водяных есть целые царства: в рассказе из Олонецкой губернии водяной лембой упрашивает священника взять крест и спуститься с ним под воду - от брошенного вниз креста водяное царство загорается, удовлетворяя мстительные чувства лембоя. Однако чаще жилище водяного - крепкий (или, наоборот, пустой) крестьянский дом, хата (Арх., Олон., Новг., Ряз., Тульск., Калуж., Орл., Самар., Вятск. области). Мотив «подводного житья-бытья», почти такого же, как жизнь людей на земле, - один из наиболее распространенных в крестьянских рассказах о водяном: «И пошли они берегом, дорожка все спускалась вниз, стало как-то холоднее. И пришли они в большое село (подводное) к богатому дому. (...) И встрел их в избе большак - седая голова, седая борода» (Олонецкая область).
«Занятия» водяного разнообразны. Вода - насущно необходимая, всеохватывающая стихия, и водяной в поверьях некоторых районов России предстает существом почти универсальным. Он (особенно в обличье коня, животных) «хозяин» не только определенных территорий (даже вне воды), но и погоды, плодородия: водяной поднимается над землей тучей, он может создавать реки и озера, двигать острова (Олонецкая область), водяной изменяется вместе с луной - он юноша на молодике, а на ущербе - старик (Максимов, 1903 год); водяной владеет скотом; он дает урожай (рожь) (Тульская область); «нерестится» или «свадебничает», когда зреет рожь (Олонецкая область).
Видимо, именно как существа, связанные со всеобъемлющей стихией воды, водяные обитатели наделяются способностью знать и предсказывать будущее. Один из распространенных способов гаданий - у проруби на конской или коровьей шкуре: «Носят кожу коровью или конёвую к проруби, и тамо садятся на нее, очертясь кругом от проруби огарком. По времени выходят из проруби водяные черти, взяв кожу, и с тою особою, которая сидит на оной, загадавши, носят мгновенно в дальние расстояния, например: в дом будущего жениха и прочая. По окончании же сей работы желают присвоить себе сидящую на коже и с великим стремлением летят к проруби, дабы погрузиться с нею в воду, где успевать должно выговорить при самой проруби "чур сего места", чем спасти себя можно, а инако следует неминуемая погибель» (Чулков, 1786 год).
Могущественный водяной хозяин, от которого зависят многие стороны бытия человека, в русских поверьях наиболее ярко проявляет себя все же как «хозяин» рек и озер. В первую очередь от него зависит удача рыбаков и благополучие мельников, пчеловодов, участь всех людей, находящихся у воды или на воде. Отношения водяного с рыбаками описаны не очень подробно: традиционно водяного «кормят», угощают - перед началом лова ему бросают две-три рыбы, крошки хлеба, посуду с остатками вина (Тамбовская область и др.) (3еленин, 1991 год); бросают на воду табак и приговаривают: «На тебе табачку, а нам дай рыбки!» Ему возвращают, кидая в воду, и первую выловленную рыбу или часть улова. «Весною, когда хотят в первый раз ловить рыбу, то, прежде чем намочить сети, берут хлеб-соль и бросают в воду. Это делается для того, чтобы круглый год был хороший улов рыбы» (Енис.). В Вологодской губернии рыбаки бросали в воду худой сапог (лапоть) с портянкой: «На тебе, черт, лапти, загоняй рыбу!» «К пальцам вершей привязывают высушенную лесную ящерицу, и тогда рыба хорошо ловится. Ящерицы эти ловятся и высушиваются заранее. Устьсысольские зыряне, отправляясь в плавание и отчалив от берега, бросают в воду столько кусков хлеба, сколько седоков в лодке, - в жертву водяному» (Вологодская область).
«На Онежском озере рыбаки накануне Николина дня (19 декабря) делают на берегу похожее на человека соломенное чучело, надевают на него портянки и рубаху и в дырявой лодке спускают его на воду. Разумеется, оно тонет. Это и является жертвой. Чтобы лов был удачным, севернорусские Вологодской губернии первую забитую острогой рыбу закапывают в землю» (3еленин, 1991 год).
Водяного хозяина дарили, угощали не только рыбаки, но и жившие близ рек, озер крестьяне. Обычно весной, при пробуждении водяного, для него бросали в воду (топили) сдохших или живых лошадей, бараньи головы, петухов, хлеб, масло, мед с приговорами, например: «На тебе, дедушка, гостинец на новоселье, люби и жалуй нашу семью». Жертвовать водяному могли на Николины дни (22 мая и 19 декабря) (Успенский, 1982 год) и на Никиту-гусятника (28 сентября). В рассказе из Орловской губернии дружный с водяным поп каждый год привозит ему и вываливает в воду воз испорченного хлеба.
Водяной хозяин следит за своими владениями и требует соблюдения при ловле рыбы определенных правил. Он любит почет и мстит за злые шутки; ловля с подсветом и глубокое опускание невода его злят (Орловская область). Он может забраться в невод, порвав его и спутав, если невод плохо починен или вязан в праздники (Олонецкая область). Запрет ловить рыбу во время праздников в Приангарье мотивировали так: «Она собирается вся в кучу, возьми и людей в церкви, сразу всех можно выневодить». Водяной не любит шумных людей, не переносит, когда у воды поминают зайца, медведя, попа, дьяка, Господа Бога и вообще много и без дела болтают: «Около зимника есть заездок. Дядя Степан говорил, что в этом месте много попадает рыбы, только не надо ничего говорить. У меня из рук три раза верши вышибал. Я как увижу рыбу, каждый раз и скажу: "Ну Слава Богу, много рыбы!" И каждый раз как треснет по верши, так всю рыбу и опустит» (Новгородская и Белозёрская области).
Сожалея о выловленной рыбе, водяной стонет два дня «так, что слышно во всей окрестности» (Новгородская область). В рассказе приильменских рыбаков он мстит за непочтение к себе и подвластным ему существам: «раз ловили раков, да и поймали рака, - вот этакого!.. Ни один из нас приступиться к нему не смел: догадались, в чем дило. В ту пору пономарь Яков, бидовый пьяница, сбигал за шестом, да им и растолок (рака); а мы-то, слышь, друг сердечный, вси выпивши были. А как мы стали раков-то варить, так Яков-то и поди бродить по берегу, да язя нашел большущего, в аршин, не то и боле буде; (...) а он-то положил язя на руку да и кажет нам: значит, язь-то живой был, да только затравлен. (...) Яков-то его и положил на руку, а язь-от как ударит его, Якова-то, так у того рука почитай что отнялась, да и ушел в воду. Это, слышь, водяник-то сам и был: значит, не толки черта. Видь водяник-то... недобрый бис: только буди с ватаманами и знается».
«Битье по воде прутиком» напоминает способ, которым Петр I, в одном из северных преданий, «смиряет» Ладогу: «Того часу приказал подать кнут и порешил наказать сердитое море. (...) После того Ладожское озеро стало смирнее и тишину имеет...» (Онежская и Петербургская области). В другом рассказе севернорусских крестьян Петр I, подобно «сильному» колдуну, расправляется и с водяным: «Ехал к нам Петр Великий. Выстал человек из воды (водяной), на корму сел. Переехал через Онегу, ничего, кланяется: „Спасибо, что перевез". Старики на Мижострове Петру жалятся: „Водяной рыбу распугал, рычит на все озеро. Откуда взялся только!" - „Да где?" - „Да вон на том камени!" (...) Опять на веснуху ночью на камень водяник выстал, рычит: „Год от году хуже, год от году хуже!" Петр начал его вицей хромать: „Я тебя нонь на своей лодке перевез, а тебе все не по люби!" - „А этот год хуже всех!" - Водяник в воду утянулся. Больше не видели на Мижострове никакого водяника» (Онежская область).
Водяного можно было, по поверьям, поймать, отпустив потом за выкуп. Чаще же неуловимый и своенравный водяной шутит над рыбаками: поднимает корму лодки, хохочет. Он проказит с началом весны, «радуясь новоселью» (прикидывается мертвецом и лежит в лодке, пока кто-нибудь не перекрестится (Тамбовская область). Водяной рвет удочки, сети, заталкивает в них траву и веники, разгоняет рыбу и т.п.
Крестьяне верили в особую связь водяного и мельников: водяной есть в каждом мельничном пруду (Орловская область); по ночам он любит сидеть возле глубоких мест, «на камнях, на колесах мельничных» (Ярославская область).

Лит.: Иванов П. В., Народные рассказы о домовых, леших, водяных и русалках, «Сборник Харьковского нсторико-филологического общества», 1893,
Померанцева Э. В., Мифологические персонажи в русском фольклоре, 1975.
Левкиевская Е.Е., Усачева В.В. Полесский водяной на общеславянском фоне // Славянский и балканский фольклор. 1996.
Категория: Mixantropos | (07.11.2011)
Просмотров: 2629 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Copyright ShahOFF © 2010 (возрождение проекта 2004) 
Является частью проекта ЯВКА 324