Приветствую Вас, Гость · | Вход · RSS 22.08.2017, 12:01
Меню фантазий
Сказочные существа
Феи [18]
Mixantropos [14]
Элементалы и духи [12]
Волшебные животные [11]
Общие материалы [11]
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

free counters


Феи  
Наяда
Наяды (греч. Νηϊάδες, Ναΐδες, Ναϊάδες) — в греческой мифологии дочери Зевса, были нимфами водной стихии и родственны нереидам. Упомянуты в «Одиссее»
Нимфы ручьев, родников и источников. Полноценные реки женщинам доверять не полагалось — ими занимались речные боги, как, например, небезызвестные Скамандр и Ахелой. Одна из наяд - Мента, - носила имя Кокехиды и была связана с водой царства мертвых. По некоторым сведеньям является возлюбленной Аида
В стоячей воде наяда не живет. Поэтому-то, построив на ручье запруду, вы серьезно угрожаете его обитательнице. Если она из мелких наяд, то может и погибнуть; а если посильнее — постарается вам за это как-нибудь напакостить.
Наяды — существа, чрезвычайно полезные в хозяйстве. Ручей орошает землю, а сама наяда служит духом плодородия и отчитывается лично Деметре. Поэтому рачительный хозяин всегда оставляет у родника чего-нибудь вкусненького для наяды — хлеба, овощей, сыра, а то и козленка. Довольная наяда отплатит высоким урожаем, а голодная и злобная, чего доброго, погрызет виноград прямо с кустами.
Кроме того, некоторые наяды известны как кладези знаний или помощницы в творчестве. Вспомним хотя бы Касталию, дочку бога Ахелоя: от преследований Аполлона она спаслась в источник на горе Парнас (или превратилась в него) и стала наделять попивших из него разнообразными талантами. Еще одна — Сиринга — по той же причине не поладила с Паном и превратилась в тростник, из которого этот влюбленный садист вырезал себе свирель. Так и пела бедняжка у бога во рту долгие годы. Наяды, подобно другим нимфам, неразрывно связаны с источником своей «силы». Если водоем пересыхал, живущая в нем наяда умирала. Местные жители поклонялись наядам, и даже кидали в воду детские локоны, посвящая водяным духам своих отпрысков. В некоторых регионах (например, в Лерне) потокам ручьев с наядами приписывались целительные свойства. В качестве жертвоприношений там топили животных, а на берегах этих источников часто располагались оракулы.
Будучи мирными существами, наяды, тем не менее, могли постоять за себя. Именно они похитили Гиласа (любовника Геракла) с корабля Арго, а наяда Номия, влюбленная в пастуха Дафния, однажды устала терпеть его неверность и превратила парня в камень (по другой версии — ослепила).
Есть наяды-целительницы и врачующие, купание в их водах дает исцеление от болезней. Воды источников, где обитали наяды, имели очистительные и прорицательные функции и даже обладали способностью даровать молодость и бессмертие.
Кстати, есть указания на то, что и музы также — что-то вроде наяд. Правда, более популярна версия, что они все же происходят из ореад.

Видение Наяды
Взгрустнулось как-то мне в степи однообразной.
Я слёг
Под стог,
И, дремля в скуке праздной,
Уснул; уснул — и вижу сон:
На берегу морском, под дремлющей сосною,
С унылою душою,
Сижу один; передо мною
Со всех сторон
Безбрежность вод и небо голубое —
Всё в сладостном ночном покое,
На всё навеян лёгкий сон.
Казалось, море — небеса другие,
Казались морем небеса:
И там и здесь — одни светила золотые,
Одна лазурь, одна краса
В объятьях дружбы дремлет.
Но кто вдали, нарушив тишину
Уснувшую волну
Подъемлет и колеблет?
Прелестная, нагая
Богиня синих вод —
Наяда молодая;
Она плывёт,
Она манит, она манит
К себе на грудь мои объятия и очи…
Как сладострастный гений ночи,
Она с девичьей красотой,
Являлась вся сверх волн нагой
И обнималася с волной!..
Я с берегов, я к ней… И — чудо! — достигаю.
Плыву ль, стою ль, не потопаю.
Я с ней! — её я обнимаю,
С боязнью детскою ловлю
Её приветливые взгляды;
Сжимаю стан Наяды,
Целую и шепчу: «Люблю!»
Она так ласково ко мне главу склонила;
Она сама меня так тихо обнажила,
И рубище моё пошло ко дну морей…
Я чувствовал, в душе моей
Рождалась новая, невидимая сила,
И счастлив был я у её грудей…
То, от меня притворно вырываясь,
Она, как дым сгибаясь, разгибаясь,
Со мной тихонько в даль плыла;
То, тихо отклонив она меня руками,
Невидима была;
То долго под водами
Напевом чудным песнь поёт
То, охватив меня рукою,
Шалит ленивою водою
И страстный поцелуй даёт;
То вдруг, одетые в покров туманной мглы
Идём мы в воздухе до дремлющей скалы,
С вершины — вновь в морскую глубину!
По ней кружимся, в ней играем,
Друг друга, нежась, прижимаем
И предаёмся будто сну…
Но вспыхнула во мне вся кровь,
Пожаром разлилась любовь;
С воспламенённою душою —
Я всю её объемлю, всю обвил…
Но миг — и я от ужаса остыл:
Наяда, как мечта, мгновенно исчезает;
Коварное мне море изменяет —
Я тяжелею, я тону
И страсть безумную кляну;
Я силюсь всплыть, но надо мною
Со всех сторон валы встают стеною;
Разлился мрак, и с мрачною душою
Я поглощён бездонной глубиной…

Проснулся: пот холодный
Обдал меня…
«Поэзия! — подумал я, —
Твой жрец — душа святая,
И чистая, и неземная!»

Алексей Васильевич Кольцов (1831)
Категория: Феи | (30.09.2011)
Просмотров: 3334 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Copyright ShahOFF © 2010 (возрождение проекта 2004) 
Является частью проекта ЯВКА 324