Приветствую Вас, Гость · | Вход · RSS 25.11.2017, 00:50
Меню фантазий
Сказочные существа
Феи [18]
Mixantropos [14]
Элементалы и духи [12]
Волшебные животные [11]
Общие материалы [11]
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

free counters


Общие материалы  
Русалки в европейской мифологии.
Как мы уже знаем, заложные покойники, то есть люди, умершие неестественной смертью, сохраняют за гробом свой нрав, свои житейские потребности и интересы, свои прежние склонности и привычки. С этой точки зрения деление заложных покойников по полу, на мужчин и женщин, далеко не безразлично: заложная женщина будет уже иным мифологическим образом, весьма отличным от образа заложного мужчины.
Заложные женщины превращаются, по общенародному русскому поверью, в русалок. Здесь можно привести такие свидетельства.
Утонувшая в реке Неручи женщина, по словам крестьян Орловской губернии, “в ночное время показывалась из воды и хлопала в ладоши, а также хохотала… Крестьяне и крестьянки боялись ночью проходить мимо того места, где утонула женщина”.
Еще один рассказ из Рязанского уезда сообщает о девушке, которую обманул жених и которая “с тоски себя и уходила”. “За деревней за нашей перекресток: одна дорога прямо в город, – ну тут и случается все нехорошее. Шел как-то мужнин брат двоюродный в город. Дело к ночи было, месяц уже вставать стал. Подходит он к перекрестку, глядь: девушка сидит на меже и волосы чешет, а сама плачет”. Девушка сказала, что она сбилась с дороги. Пошли они вместе. “А она уж веселая такая стала, песни играет, -прельщать уж она его стала, – только ему за нею не поспеть и никак не поймать. Подошли к ржаному хрестцу, -она как захохочет, за хрестец сиганула и пропала. Он ее искать. Слышится ему то за этой, то за энтой копной ее голос, -опять уж она плачет. Так до зари и проискал… Оказался он за городом по энту сторону за тридцать верст”.
Здесь нетрудно узнать русалок, хотя этого имени наблюдатели и не называют.
3. 1 . Э тимология слова “русалка”
Откуда же взялось и как появилось такое странное и завораживающее слово “русалка”? Название “русалка” старые писатели и ученые соединяли со словами: русло (по местожительству русалок в реках) и русый, русявый (по русому цвету волос у русалок), а также выводили от древних имен священных рек: Росса и Руса. Первое словопроизводство не объясняет окончание – алка. Второе не соответствует обычному представлению о русалках, у которых волосы не всегда русые, а большей частью зеленые.
Вернее словопроизводство от древнерусского названия праздника и игр: русалии; и теперь у малуросов кое-где первый день Петрова поста зовется русали. Источник этих слов западно-европейский: латинское rosalia, греческое средневековое – название праздника и игр. С запада заимствованы были русскими эти игры и праздненства, которые распространялись вместе с христианством. Христианские rosalia совпали на Руси, по времени, с древним языческим праздником в честь заложных покойников. К этому языческому празднику и привилось новое, христианское название: русали, Русальная неделя. Отсюда уже вполне естественное появление название: Русалки, то есть те существа, которых чествуют в праздник русалий, на Русальной неделе.
Кроме слова “русалка”, существуют также и другие названия русалок: купалка, водяница или водяная, шутовка, чертовка, хитка, лешачиха, лобаста. Слово купалка употребительно в белорусских купальских песнях. Купалка – девица, которую из своей среды избирают девицы же, участницы купальных забав, первенствующею или царицею плясок, бываемых в ночь перед днем Рождества Иоанна Крестителя.
Водяниха имеет большие отвислые груди и длинные волосы; из воды выходит нагою в полночь и садится на камень; тут она расчесывает свои волосы большим гребнем. Русалка – жена водяного, это поверье нужно признать общераспространенным в русском народе. Чертовка, по народному поверью, есть водяная женщина; она может быть красивой или некрасивой, доброй или злой, часто же безразличной. Живет она в воде и только изредка выходит на берег чесать золотым или медным гребнем свои прекрасные, черные, как смоль, и длинные волосы. В это время можно подкрасться к ней и выхватить гребень, который имеет магическую силу. Иногда чертовка имеет сожительство с охотниками в лесу и беременеет от них, но ребенка, “прижитого ею от человека, она разрывает при самом рождении его”.
Слово “хитка”, по-видимому, в ближайшем родстве с глаголом “хитить”, похищать; название основано, вероятно, на том, что хитка топит людей в воде.
Лешачиха – жена лешего, имеющая вид обыкновенной женщины с распущенными волосами, в которые вплетены зеленые ветви. Лешихи – это души загубленных девушек, которые прокляты были родителями или подняли на них руку. По ночам они качаются на ветвях деревьев, а на день вместе с лешими уходят под землю, где живут во дворце.
Особняком стоят среди народных названий русалки: навка или мавка, ундины и вилы. Это не синонимы слова “русалка”, а названия для особых разрядов русалок.
Мавки, навки, в восточнославянской мифологии злые духи (часто смертоносные). По украинским поверьям, в мавок превращаются умершие до крещения дети: имя мавки (навки) образовано от навь (воплощение смерти). Мавки спереди имеют человеческое тело, а спины у них нет, поэтому видны все внутренности.
Ундины (”волна”) в мифологии народов Европы духи воды, русалки. Прекрасные девушки (иногда с рыбьими хвостами), выходящие из воды и расчесывающие волосы. Своим пением и красотой завлекают путников вглубь, могут погубить их или сделать возлюбленными в подводном царстве. Ундины могут обрести человеческую душу, полюбив и родив ребенка на земле.
В средневековой алхимии ундины – духи, управляющие водной стихией, подобно тому, как саламандры – духи огня и т.п.
Вилы, самовилы – в южнославянской мифологии женские духи, очаровательные девушки с распущенными волосами и крыльями, одеты в волшебные платья: кто отнимал у них платье, тому они подчинялись. Вилы могли летать как птицы, обитали в горах. Они владели колодцами и озерами и обладали способностью “запирать” воды. Культ вилы и их связь с колодцами известны по болгарским источникам тринадцатого века. Если отнять у них крылья, они теряют способность летать и становятся простыми женщинами. Ноги у них козьи, лошадиные или ослиные. Вилы закрывают их длинной белой одеждой. К людям, особенно к мужчинам, вилы относятся дружелюбно, помогают обиженным и сиротам. Если разгневать вилу, она может жестоко наказать, даже убить одним своим взглядом. Вилы умеют лечить, могут предсказывать смерть, но и сами они не бессмертны.
Народ признает русалками заложных покойниц, то есть женщин, умерших неестественной смертью. Вместе с женщинами мы видим и детей, которые выделяются в особый разряд мавок.
По верованиям крестьян, в разных губерниях по-разному могли дать свидетельства о русалках.
Русалки – души некрещенных детей, утопленниц и вообще женщин и девиц, лишивших себя жизни и непогребенных.
Русалки-шутовки – это обыкновенные древние люди, на которых тяготеет родительское проклятие.
Русалки – девицы, пропавшие без вести.
Русалки – девушки, утонувшие в озере или в реке от неудавшейся любви или с горя.
Русалки – это похищенные у матерей дети, преимущественно некрещеные.
Особняком стоит сказание, записанное священником Доброзраковым в селе Ульяновке Нижегородской губернии: “при сотворении мира Богом диавол, подражая Богу, начал бить одним камнем о другой, и из осколков явились домовые, лешие, русалки и подобные им существа”.
Русалки – людские дочери, “проклятые родителями еще в материнской утробе, умершие некрещеными”, а также молодые утопленницы. Душа самоубийцы “становится русалкою, поступающую под суровую власть водяника, с которым принуждена вести ненавистную связь”.
Гораздо реже, в виде исключения, встречаются три следующих воззрения, из которых одно считает русалок оборотнями женщин, превращенных Богом в наказание за грехи, другое причисляет к русалкам покойников, умерших в определенное время года, а именно во время русальных праздников; третье – отождествляет русалок с фараонами. Есть даже такая история: когда войско Фараона потонуло в Черном море, все утонувшие обратились – мужчины в водяных, а женщины и дети в русалок, и партиями разбрелись по морю и по рекам. Вид они имеют: верхняя часть тела до пупа человечья, а нижняя – рыбья. Они иногда останавливают на море корабли и на реках лодки и спрашивают, скоро ли будет страшный суд, продолжают ли дети носить под праздник Рождества Христова “вечерю” своему крестному отцу и своей крестной матери. Получив на первый вопрос утвердительный, а на второй отрицательный ответ, радуются; в противном же случае с досады топят даже корабли.
В 1849 году наш знаменитый историк С. М. Соловьев писал: “Русалки вовсе не суть речные или какие бы то ни было нимфы; имя их не происходит от русла, но от русый (светлый, ясный), русалки суть не что иное, как души умерших, выходящие весною насладиться оживленною природою. Народ теперь верит, что русалки суть души младенцев, умерших без крещения; но когда все славяне умирали некрещеными, то души их все должны были становиться русалками?.. Русальные игры суть игры в честь мертвых… Кроме русалок, души умерших, мертвецы, были известны под именем Навья”.
Мнение этнографа А. Н. Афанасьева весьма близко к приведенному взгляду историка Соловьева. “Русские поселяне убеждены, что русалки суть души младенцев, умерших некрещеными, а также утопленниц, удавленниц и вообще женщин и девиц, самопроизвольно лишивших себя жизни, следовательно, души не удостоенных погребения. Но когда все были язычниками и не знали ни крещения, ни христианского погребения, тогда всякая душа причислялась к русалкам. Это древнее верование удержано народною памятью за детьми и утопленницами – во-первых, потому, что самые души олицетворялись малютками, а во-вторых, потому, что признавались обитательницами вод. Девицы, бросающиеся с горя и отчаяния в воду, подхватываются русалками и поступают в среду этих водяных нимф, подобно тому как у литовцев такие утопленницы превращаются в ундин. Младенцев мертворожденных или скончавшихся без крещения русалки похищают из могильных ям и уносят в свои воды…”
У Тургенева “Бежин луг” мы находим следующее свидетельство. “Пошел он (плотник Гаврила) раз в лес по орехи да и заблудился, дороги найти не может, а уж ночь на дворе. Вот, и присел он под дерево. Задремал и слышит вдруг: кто-то его зовет. Смотрит – никого. Он опять задремал, – опять зовут. Он опять глядит, глядит: а перед ним на ветке русалка сидит, качается и его к себе зовет, а сама помирает со смеху, смеется. А месяц-то светил сильно, все видно. Вот, зовет она его, и такая сама вся светленькая, беленькая сидит на ветке, словно плотичка какая или пескарь. Гаврила-то плотник так и обмер, а она знай хохочет да его все к себе этак рукой зовет. Уж Гаврила было и встал, послушался было русалки, да, знать, Господь его надоумил: положил-таки на себя крест. А уж как ему было трудно крест-то класть, рука просто каменная, не ворочается. Как положил он крест, русалочка-то и смеяться перестала, да вдруг как заплачет. Плачет она, глаза волосами утирает, а волоса у нее зеленые, что твоя конопля…”Чего ты, лесное зелье, плачешь?”<…>”Не креститься бы тебе, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней”. Тут она пропала, а Гаврила с тех пор все невеселый ходит.
- Да как же это может этакая лесная нечисть христианскую душу испортить?! Защекотать она его хотела. Это ихнее дело, этих русалок-то.
А ведь и здесь должны быть русалки? – Нет, здесь место чистое, вольное. Одно: река близко”.
Ответ на этот вопрос далеко не так прост. У нас издавна считают русалок речными девами, но русалки живут не в одном месте, а главным образом в водах, в лесах и полях; местожительство их не одинаково в разные времена года.
Оставляя с Троицына дня воды и рассыпаясь, вплоть до осени, по полям, перелескам и рощам, русалки выбирают себе развесившуюся, склонившуюся над водою иву или плакучую березу, где и живут. Ночью, при луне, которая для них ярче обычного светит, они качаются на ветвях, аукаются между собою и водят веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее.
В лесах русалки избирают преимущественно старые деревья. В лесу увидел русалку и тургеневский плотник Гаврила, который называет русалку словами: лесное зелье, лесная нечисть.
Качание на древесных ветвях – любимое времяпрепровождение русалок. Излюбленное их дерево – береза, о чем поется и в народных песнях. Иногда русалки посещают селения и дома, едва ли даже не живут здесь, также они приходят греться в бани, где они моются, парятся, причем смеются и шутят.
Чаще же всего, конечно, русалки живут в водах, в хрустальных дворцах, построенных на дне глубоких рек.
Но все это непостоянные местожительства русалок, это места их временного пребывания летом, преимущественно на Троицкой неделе. О месте нахождения русалок зимою имеются лишь смутные и неопределенные представления. После Семицкой недели в лесу уже не бывает русалок. Одни говорят, что они поднимаются вверх и живут на облаках; другие думают, что они скрываются под землею и спят там остальное время года; иные думают, что будто они переселяются в реки… Говорили еще, будто русалки, оставив лес, долго еще остаются на нивах и безмолвно катаются в водах нивы.
Русалок русский народ представляет себе обыкновенно в виде женщин, большей частью молодых и красивых. Есть, однако же, русалки старые и безобразные. Изредка видят русалок в образе мальчиков, а также в виде птиц и зверьков. Наружность русалок очень разнообразна. Одна из главных отличительных особенностей русалок – распущенные по плечам длинные волосы. Эта особенность роднит русалок с ведьмами и с представительницами нечистой силы, которые также никогда не заплетают своих волос, а всегда распускают их по плечам. Хотя можно предположить, что распущенные волосы могут быть и простым признаком девичества. Русалки ходят нагими, прикрываясь зелеными листьями, или в белых развевающихся сорочках без пояса. В некоторых русальных песнях поется о том, что русалки просят себе рубашек. Быть может, в ответ на эти самые просьбы русалок им жертвуют кое-где холсты и платки: в некоторых селениях в Русальную неделю и в ночь под Ивана Купала (когда русалки очень опасны для человека) “крестьяне для смягчения злобы русалок развешивают им по лесам и прибрежным кустарникам холсты на рубашки”.
Русалки бывают благодарны за такого рода приношения, доказательством чего может служить следующий рассказ: собирая в лесу грибы, женщина увидела висящий на дереве большой кусок березовой коры, а на нем – спящего нагого младенца. Пожалев ребенка, она отвязала свой передник, прикрыла им спящего и отошла. Скоро ее нагнала русалка – нагая женщина с распущенными волосами – и прикоснулась к ее рукам со словами: “спор тебе у руки” (успех тебе в руки). С этого времени женщина начала так трудиться, что все удивлялись, откуда у нее берутся силы.
Нередко те русалки крадут у крестьянок холсты и пряжу.
Что касается общественной жизни русалок, то она, по-видимому, высоко развита. Молодые русалки почти всегда показываются и действуют обществом, кучей, скопом. Одиноко живут русалки постарше и вдовы.
Над русалками есть старший, который, сзывая их, трубит в трубу. Это царица русалок, выбираемая ими. Без позволения царицы русалки не могут не только погубить, но даже испугать человека. Есть также свидетельство, что русалки находятся во владении главного начальника злых духов, который варит их в котле, чтобы сделать каждую вечно юною красавицею.
Любимое занятие русалок – вредить людям или, заигрывая, заманить их в свои ловушки. Существует такая примета. Если в Русальную неделю человек сам прежде заметит русалок и скажет: “Чур моя!” – тогда русалки для него безвредны, а одна из них даже пойдет за ним в его дом и будет исполнять все домашние работы, как самая усердная работница; пить и есть не будет, а будет питаться только паром, выходящим из горшков. Так проживет она до следующей Русальной недели, а потом убежит в лес.
Как и всякая нечистая сила, русалки боятся креста. Потому они и нападают на человека, у которого крест на груди, только сзади.
Русалка заплакала, когда плотник Гаврила перекрестился: “Не креститься бы тебе, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней”.
Очерченный на земле круг, особенно освященный крестным знамением, является вторым после креста оберегом от русалок. Чтобы избавиться от них, надо очертить круг около себя и закрестить: они не переступят запрещенной черты и не схватят стоящего в кругу.
Чеснок также служит оберегом от русалок. Увидев ее, нужно съесть чеснок, тогда она не тронет.
Подобно тому как русалки не могут перейти через очерченный около человека круг, так не могут они перейти и через межу, поэтому люди убегают от русалок поперек межи.
Среди иных оберегов от русалок можно найти железное колющее орудие, а именно иголку или булавку. Если уколоть хотя бы одну из них, то весь скоп русалок с воплем кидается в воду, где еще долго раздаются их голоса.
Кочерга тоже пугает русалок. “Чтобы избавиться от русалок, надо взять кочергу и на ней подъехать к ним. Они разбегутся от того человека, который подъезжает к ним на кочерге, так как они подумают, что к ним едет ведьма, которой они боятся”.
Но больше всего распространены обереги растительные, особенно полынь. В четверг на Троицкой неделе, когда русалки нападают на людей, нужно сказать при встрече с русалками: полынь, и они разбегутся, так как не любят этого растения. Русалка не станет щекотать девушку, если в волосы у нее вплетена полынь. Если увидишь русалку и на вопрос “Что у тебя в руках?” скажешь “петрушка”, то она ответит “ты ж моя душка” и защекочет до смерти. Если же скажешь “полынь”, она ответит “чур тебя, сгинь!” и сама исчезнет. Крапиву жгучую и осину нечистая сила вообще не любит. Русалкам страшен гром, особенно весенний. Некоторые русалки-дети очень боятся первого весеннего грома: после него они уже не могут ходить к людям под окна.
Категория: Общие материалы | (21.09.2011)
Просмотров: 886 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Copyright ShahOFF © 2010 (возрождение проекта 2004) 
Является частью проекта ЯВКА 324